Бюджет России

как концентрированное выражение корпоративизма

Опубликовано: Шабров О.Ф. Бюджет России как концентрированное выражение корпоративизма // Идеология и структура федерального бюджета России как отражение ее социально-экономической модели. Материалы научного семинара. Вып. 6(36). М.: Научный эксперт, 2010. - С.53-57.

Закон о бюджете - документ, безусловно, политический, поскольку он задает параметры распределения ресурсов между значимыми социальными группами. В этом смысле он всегда отражает идеологию правящего класса, даже если эта идеология им не сформулирована. Так что постановка проблемы правомерна и, более того, в исследовательском отношении чрезвычайно интересна, поскольку ни полити­ческая власть России, ни ее партия в явном виде содержа­ние своей идеологии нам не раскрывают. Если, разумеется, не принимать за нее периодически возникающие идеи типа того, что российской идеологией должна стать технология или стратегия-2020.

Докладчик подробно и даже увлекательно раскрыл исто­рию вопроса и структуру расходов российского бюджета. Очень интересный доклад. Обсуждать сказанное и спорить не хотелось бы, поскольку я не экономист. Но по двум аспек­там должен сделать дополнения, которые представляются существенными.

Во-первых, докладчик проанализировал лишь расходную часть бюджета. Это интересно. Но не меньший интерес, если говорить об идеологии, представляет и его доходная часть: из чего и за счет каких социальных групп он складывает­ся. Это не менее показательный индикатор общественного устройства.

Не думаю, что открою большой секрет, если скажу, что су­ществующие механизмы налогов и прочих сборов работают не на тех, кто трудится. Наиболее показательным примером является плоская шкала налога (13%) на доходы физических лиц, возлагающая налоговое бремя преимущественно на малообеспеченные слои. Ни в одной развитой стране такой шкалы не существует. Показательно, что при этом налог на дивиденды, т. е. на доходы нетрудовые, составляет лишь 9%. И социальные хлопоты российской власти явно не убежда­ют: рост тех же пенсий далеко отстает от ценовой инфляции в зоне товаров первой необходимости, особенно чувстви­тельной для малоимущих, - услуг ЖКХ, базовых продуктов питания, энергоресурсов.

Дело не только в наполнении бюджета. Плоская шкала подоходного налога - один из факторов имущественного расслоения, в сегодняшней России и без того чрезмерного. Даже по данным Росстата, представляющимся сильно зани­женными, децильный коэффициент в России равен сегодня 16-17. Такая глубокая дифференциация доходов в условиях низкого среднего уровня жизни не оставляет большинству работников возможности для самовоспроизводства − физи­ческого, духовного, профессионального. С другой стороны, и работодатель в силу дешевизны рабочей силы не заинтере­сован повышать производительность труда за счет внедре­ния новых технологий. Так что реальная идеология бюджета противоречит даже призывам В.Суркова сделать технологии идеологией.

Одним из наглядных примеров, демонстрирующих ре­зультаты перераспределения за счет механизмов налогоо­бложения, служат итоги хозяйственной деятельности «Газ­прома», заметно снизившего в 2009 г. свои показатели и занявшего лишь 50-е место в мире по объему выручки, но оказавшегося самой прибыльной компанией в силу низких налоговых и прочих отчислений.

Или совсем уж свежий пример социального мышления, характерного для высших российских чиновников. Мин­транс, как бы озабоченный экологической ситуацией, гото­вит решение о повышении налогов на все виды автомобиль­ного транспорта, соответствующие стандартам ниже евро-4. Предлагается для тех, кто ездит на самых дорогих машинах последнего поколения, налог не повышать; на автомобили, отвечающие стандартам евро-3, повысить его в 1,2 раза; для тех же, кто не укладывается ни в какие стандарты (вро­де «Лады» четвертой, пятой модели), — повысить налог в 2 раза.

Можно определенно сказать, что структура доходов, как во многом и расходов, бюджета свидетельствует о том, что Российское государство обслуживает, прежде всего, интересы крупных монополий, корпораций и, соответственно, связан­ного с ними класса, который является сегодня реально пра­вящим в России классом. В этом и проявляется его идеоло­гическая сущность. Отсюда - второе дополнение к докладу, относительно идеологии.

Сразу оговорюсь, что под идеологией я понимаю идео­логию политическую. То есть миропонимание, отражающее интересы конкретной социальной группы, но претендующее на отражение интересов общества в целом. В этом смысле принято выделять три большие идеологии: а) либерализм или буржуазная идеология, б) восходящая к интересам и традициям аристократии консервативная идеология и в) ориентированная на интересы наемного работника социа­листическая идеология. В России реализуется нечто иное - идеология, отражающая интересы корпораций, или корпоративистская идеология. Это явно не социализм, поскольку главной страдающей стороной являются как раз основная часть наемных работников и другие малоимущие слои. Это и не либерализм: корпорации по природе своей тяготеют к мо­нополии и не заинтересованы в развитии нормального рын­ка, мелкого и среднего бизнеса (мы это прекрасно видим на примере российской практики). Так что можно согласиться с М.Ремизовым, который относит корпоративизм к консерва­тизму[1], но лишь отчасти.

 В классическом виде идея корпоративизма базируется на иной идеологии - концепции государственного устройства, согласно которой отношения между трудом и капиталом регу­лируются государством в форме профессионально-отраслевых корпораций, а парламент заменяется корпоративным советом. Идея корпоративистского государства стала развитием про­тивостоящей марксизму «надклассовой» теории солидаризма Л.Дюги, рассматривавшего государство как «работающую корпорацию», как совокупность публичных учреждений, обслуживающих все общество[2]. В ней заложена привлека­тельная, казалось бы, идея классовой гармонии. Понятно, однако, что реальное воплощение концепции солидаризма и корпоративизма представляет собой фактическое сращива­ние государства с наиболее влиятельными в экономическом отношении корпорациями. Наиболее полно такая модель корпоративизма была реализована накануне Второй миро­вой войны в Италии, где в 1930-е гг. прошлого столетия стали создаваться корпорации по отдельным отраслям экономики под руководством центрального корпоративного совета под председательством Б.Муссолини. А в 1939 г. парламент Ита­лии был заменен «палатой фаший и корпораций».

Одна из проблем корпоративистского государства заклю­чается в его неспособности полноценно реализовать функ­ции современного государства, смысл существования кото­рого заключается в обеспечении максимума прибыли для частного собственника своей страны. Это - минимизация его потерь от компенсации экологического ущерба, защита от способных на протест «опасных классов», защита самой собственности от посягательств конкурентов-сограждан, за­щита собственников-граждан от зарубежных конкурентов. В нынешних условиях, как правильно отмечает И.Валлерстайн, даже современное западное государство становится все менее способным эффективно справляться с этими задачами[3]. Что же касается государства корпоративистского, то оно еще менее отвечает эпохе постмодерна в силу своей архаичности. Результат мы наблюдаем в повседневной рос­сийской практике: последовательное уничтожение среды обитания, рост недовольства практически во всех слоях на­селения (за исключением, разумеется, слоев, аффилирован­ных с влиятельными корпорациями), рейдерство, превраще­ние России в сырьевой придаток развитых и развивающихся (в собственном смысле этого слова) стран.

Идеология российской власти, находящая отражение и в бюджете, - корпоративизм. Она не сформулирована и, ско­рее всего, даже не осознана правящим классом. Но любая иная идеология не может отвечать его интересам, а открыто предъявить обществу корпоративизм в качестве своей идео­логии вряд ли кто отважится: уж очень трудно облечь ее в привлекательную рекламную упаковку. Это означает, что в ближайшее время ясно сформулированной государственной идеологии и, соответственно, стратегической цели ждать не следует.

 

Находится в каталоге Апорт

Союз образовательных сайтов

SpyLOG

 



[1] Ремизов М.В. Консерватизм и современность // Консерватизм/тради­ционализм: теория, формы реализации, перспектива. Материалы науч­ного семинара. Вып. № 3. М: Научный эксперт, 2010.

[2] См.: Duguit L. Traité de droit constitutionnel, 2 éd., v. 1-5, P., 1921-25, 3 éd., v. 1, P., 1927.

[3] См., напр., Валлерстайн К. Конец знакомого мира: Социология XXI века. М., 2004.