Образование – концентрированное выражение политики

Опубликовано: Шабров О.Ф. Проблемный анализ и государственно-политическое управление. 2013. - №1. - С.106-109

Образование – концентрированное выражение политики

Проблема образования не может не задевать за живое. Она касается каждого – а не только тех, кто учится или учит. Через образование память предыдущих поколений, осваиваемая поколением нынешним, формирует будущее наших потомков и общества в целом. И разумеется, в этом своем качестве образование неразрывно связано со всеми другими сферами общественной жизни. Если в течение двадцати лет увядающее производство испытывает все меньшую нужду в высококвалифицированных кадрах, становится ненужным и умирает хорошее образование. В отсутствие же подготовки необходимых кадров невозможно наладить высокотехнологичное производство. Или взять замкнутый круг, по которому пустили нашу деревню: вытесняется с рынка отечественная сельхозпродукция – селяне беднеют, молодежь уезжает – детей всё меньше − ликвидируют сельские школы – отсутствие школы окончательно лишает деревню, а с ней и сельскохозяйственное производство, перспективы. Что тут первично? Можно начать с любой точки этого порочного круга: конец один. Деревня быстро и неотвратимо вымирает.

И все-таки можно выделить первичное звено, правда, за  пределами этой цепи. Первична в данном случае государственная политика. Именно отношение к образованию является стержнем государственной политики в целом, а также индикатором ее подлинных целей. Если целью является реиндустриализация, то, как в двадцатые годы прошлого столетия, нужно приступить к опережающей массовой подготовке инженерных и рабочих кадров. Если государственная политика направлена на модернизацию, на переход к постиндустриальному производству, то понадобятся прежде всего широко образованные работники, умеющие думать и обладающие высокой степенью профессиональной мобильности.

То, что происходит с нашим образованием, не имеет никакого отношения ни к одной из этих целей. Весной 2012 г. я встречался с молодыми учеными подмосковного наукограда Королева, где расположены знаменитые РКК «Энергия», НИИ космических систем, ЦНИИМАШ (куда входит Центр управления космическими полетами) и другие предприятия, сохраняющие пока солидные позиции в мировом ракетостроении. Молодые люди посетовали на отсутствие полноценной замены уходящим советским кадрам, которое явилось результатом разрушения профессионально-технического образования и резкого снижения уровня вузовской подготовки. Некоторые крупные предприятия, такие как, например, химкинское НПО «Энергомаш», обзаводятся собственными учебными центрами для подготовки квалифицированных рабочих. Но это не решит проблему в целом, даже если подобные центры возникнут на всех крупных оборонных предприятиях. Как правильно отметил недавно в интервью «Голосу России» главный конструктор «Энергомаша» В.Чванов, это не позволит обеспечить кадрами множество предприятий-смежников, что приведет к дальнейшему увеличению процента иностранных комплектующих и падению качества оборонной продукции[1]. Что же касается специалистов с высшим образованием, научных кадров, то их подготовку переложить на предприятия вообще немыслимо. Если государство действительно имеет целью развитие наукоемких отраслей производства и повышение обороноспособности страны, оно должно озаботиться и подготовкой кадров для соответствующих отраслей. Продолжая мысль классика, можно сказать, что образование есть концентрированное выражение политики.

В современную высокотехнологичную эпоху важно также среди всех конкретных целей образования, среди всех профессиональных компетенций определить главное. Мне не раз доводилось ставить этот вопрос перед западными коллегами, и в ответ я слышал главным образом то, о чем говорил еще в шестидесятые годы ректор Московского физико-технического института О.М.Белоцерковский: главное, научить молодых людей думать. В самом деле, знания можно пополнять, новые навыки и компетенции приобретаются по мере надобности. Но если человек к двадцати – двадцати пяти годам не приобрел компетенцию «думать», ничто уже не поможет. Так разве не очевидно, что с введением ЕГЭ у школьника пропал стимул «шевелить мозгами»? А теперь еще бывший министр образования и науки А.А.Фурсенко предлагает аналогичным образом «осчастливить» уже и высшую школу. Так он ведь не на пенсию ушел, он ныне помощник Президента РФ. Так что его предложение имеет большие шансы оказаться реализованным.

То, что происходит сегодня в сфере образования, не оставляет повода для оптимизма. Создается впечатление, что ни восстановление индустриального общества в России, ни ее постиндустриальное будущее не входит в планы нашего политического класса.

Существуют и другие приметы времени, которые требуют отображения в стратегии образования и в государственной политике в этой сфере. Переход к постиндустриальной эпохе характеризуется лавинообразным нарастанием информационных потоков и ускорением хода истории. Коренное изменение технологического уклада происходит сегодня за отрезок времени, сопоставимый со временем активной жизнедеятельности поколения. У молодого человека остается все меньше возможностей для соотнесения новых реалий с устоявшимися нравственными нормами и социальными ценностями, опыт старшего поколения все меньше согласуется с миром, в который вступает молодежь. Между тем, как верно отметил С.П.Капица, через механизм культурного наследования «…реализуется единственный, специфический для человека способ развития человечества, ведущий к организации и самоорганизации общества»[2]. А в сфере культуры лежат основы политического и экономического поведения человека.

Разрушительное влияние резкой смены социально-технологического уклада, помноженное на попытки выбросить из исторической памяти народа опыт нескольких поколений «строителей коммунизма», мы наблюдаем сегодня в политической и экономической практике нашей страны. Восстановление связи времен, в значительной степени утраченной обществом, – необходимая задача школьного и высшего образования как одного из основных институтов социализации. От ее решения зависит сохранение России как единого целого. В этих условиях особую значимость приобретает социально-гуманитарная составляющая образования, вне зависимости от профессиональной ориентации старшеклассника и профиля профессиональной подготовки студента. И снова все происходит с точностью до наоборот. Гуманитарные дисциплины последовательно вытесняются из образовательных стандартов или переводятся в разряд «по выбору».

Быстро меняющийся мир бросает человечеству все новые технологические и гуманитарные вызовы, формируя, в частности, запрос на мобильного работника, готового к освоению новых профессий и жизни в согласии с быстро меняющейся социальной средой. Современное государство встает перед необходимостью менять образовательные системы, стимулируя подготовку широко образованных граждан, выстраивать схемы непрерывного образования. В этих условиях, как верно прогнозирует Э.Тоффлер, «образование должно сместиться в будущее время»[3]. А забота о будущем – это прямая и, думается, главная функция государства. Бизнес и рынок способны решать лишь задачи сегодняшнего дня, регулировать отношения через выгоду сторон в ближайшей перспективе. И уж тем более редкий предприниматель станет инвестировать средства в подготовку полноценных граждан, в социализацию. В этой связи представляется абсолютно не отвечающим времени отношение к образованию как к услуге, заложенное в новом Законе об образовании[4]. Конечно же, на образование есть «потребительский спрос», от которого зависит стоимость платных программ. В этом смысле можно говорить и о рынке. Но главная заинтересованная сторона здесь – общество, реализующее свой интерес через государство. Его прямое предназначение состоит в целеполагании и подчинении всех социальных ресурсов ясно сформулированной и нашедшей общественную поддержку цели. Главный ресурс современного общества – человек как работник и гражданин. Инвестиции в человека, в его образование, наряду со здоровьем,  – главная забота современного государства.

Так есть ли свет в конце тоннеля? Да, есть. Исходит он из сферы государственной политики. Пока это только свет фар идущего навстречу локомотива. Экспертное сообщество необходимо, но оно ничего не изменит. От нас исходят разные мнения, и это нормально. Нет единого взгляда на политику. Кудрин рекомендует одно, Глазьев – нечто абсолютно противоположное. Это естественно. У них разные подходы, разные ценности. Проблема в политиках, следующих тем рекомендациям, которые соответствуют их собственным социально значимым ценностям. Нужно а) чтобы у политиков такие ценности были и б) чтобы общество могло между ценностями политиков, а значит между ними, выбирать.

Чтобы что-то изменить, нужна реальная политика и политическая конкуренция. Когда в Испании, во Франции, в Греции десятки тысяч рассерженных граждан выходят на улицы, никто не воспринимает это как катастрофу, как угрозу антиконституционного переворота, «цветную» революцию. Это нормальное проявление протеста – нормальное в условиях политической конкуренции. Не похоже также, чтобы периодические конфликты между Президентом и Конгрессом США, левыми и правыми во Франции ослабляли эти государства. Напротив, демонстранты и политические оппоненты заставляют властвующий класс прислушиваться к противоположному мнению и вовремя скорректировать курс. Это нужно самому властвующему классу во избежание более серьезных неприятностей. Это нужно всему обществу, чтобы избежать превращения конфликта в раскол и чтобы побудить государство к принятию сбалансированных решений.

Так что обнадеживающий, не ведущий к катастрофе рокового столкновения свет в конце тоннеля видится тоже. Его источник в возникающих предпосылках политической конкуренции. Это и становящаяся все более явной конкуренция внутри политического класса, и конкуренция мнений в самом обществе, включая Болотную площадь. Этот свет пока слаб, но именно в нем видится перспектива. Но пока не решены основные вопросы политики, любые хорошие идеи и правильные слова будут воспроизводить и усугублять проблемы.



[1] Крамник И. Будущее Энергомаша зависит от самого НПО // Голос России. – 2012, 20 июля. URL: http://rus.ruvr.ru/2012_07_20/82221910.

[2] Капица С.П. Глобальная демографическая революция и будущее человечества // Новая и новейшая история. - 2004. - №4. − С.46.

[3] Тоффлер Э. Шок будущего. –  М., 2002. – С.464.

[4] См.: Российская газета. – 2012. – 30 декабря.