Официальный сайт РАГС           Кафедра политологии и политического управления                              На главную страницу

 

Фантомы демократии как источник отчуждения власти в России

Выступление на секции «Народ и власть. Стратегия преодоления отчуждения» на научно-практической конференции «Актуальные вопросы стратегии развития России», организованной партией «Родина» 13 мая 2005 года.

Академик Кутафин сказал, что у нас есть начало определенной демократии, хотя и слабенькое, и есть институты демократии. Берусь утверждать, что таких институтов нет.

Начиная с партий, самого первого института, без которого демократия не существует. Мне могут возразить, что у нас почти 50 партий. Тогда давайте вспомним, что такое партия. Партия это институт, через который осуществляется связь между определенной социальной группой и государственным механизмом, а не организация, которую зарегистрировали в Минюсте. К примеру, какую социальную группу представляет перед государством «Единая Россия»? Партия ли это? Нет, не партия, это номенклатурное объединение, но зарегистрированное как партия. Кого она представляет? Только лиц, которые объединились под этой вывеской.

По сути, сегодня есть только две организации, которые претендуют на выполнение роли партии. Это, во-первых, СПС. Все прекрасно знают, чьи интересы представляет СПС: крупный бизнес. СПС этого не скрывает и отрабатывает, - удачно или нет - интересы своей социальной группы. На представление своей социальной группы, наемных работников и обездоленных, претендует КПРФ, но, к сожалению, порой забывает о том, каков ее социальный слой. Сегодня коммунисты выступают с позиции патриотизма, но патриотизм - не социальный слой, именно поэтому они проигрывают. Тем более что в России есть самый большой патриот – Президент Путин, поэтому дискуссия по поводу патриотизма заведомо ни к чему коммунистов не приведет.

Преодоление отчуждения начинается с перехода от партий-фантомов (фантом – это иллюзия) к реальным политическим институтам, которые будут реально свою функцию отрабатывать. Выскажу мнение, которое, возможно, многих в этой аудитории обидит: на лозунгах патриотизма большую электоральную базу не создашь, потому что они обращены ко всем. Мне могут возразить те, кто знает партийное строительство за рубежом. Там, как известно, получили распространение партии, действующие в отрыве от социальной базы по принципу «хватай всех». Но так происходит на Западе, там нет дискуссии по поводу базовых ценностей, как у нас, там все понятно, там буржуазный строй, там его никто не оспаривает. Там это можно. В России это не пройдет.

Поэтому не следует грешить на низкую политическую культуру россиян. Если всего 3% избирателей доверяют партиям как институтам общества, это не является свидетельством низкой политической культуры населения России. Демократия – это рынок. Партия – рыночный продукт. Если на рынке предлагают протухшие яйца, и люди их не берут, это не значит, что спроса на яйца нет. На политический рынок России надо поставить доброкачественный продукт – реальные партии, - и тогда народ поймет, где его интересы, и начнет осознанно голосовать за них голосовать.

Но если у нас сегодня партия – фантом, тогда что представляет собой наш парламент, прежде всего его нижняя палата – Государственная Дума, особенно после того, как принят закон о ее избрании депутатов только по партийным спискам? В классическом виде нижняя палата парламента - это институт социального представительства, реализуемого через партии. Голосуя за партии-фантомы, невозможно создать ничего кроме совокупного фантома - Государственной Думы.

Ну а верхняя палата – Совет Федерации? По идее, в нем должны заседать представители территориальных интересов. А кого реально представляют наши члены Совета Федерации? Об этом не знают даже в Администрации Президента. Зюганов сегодня правильно сказал – это место почетной ссылки, - видимо, очень приятной во всех отношениях, потому что никто оттуда не бежит.

Итак, парламент, второй институт демократии в России, также является у фантомом, потому что реально он никаких общественных групп не представляет.

То же – институт выборов. Нужно ли специально анализировать этот институт, чтобы доказать для всех уже и без того очевидное, - что и в этом случае мы имеем дело с фантомом?

Но государство не может быть устойчивым, если его неотъемлемые институты являются фантомами. Оно само в этом случае все больше превращается в фантом. И рано или поздно находится мальчик, как в сказке Андерсена, который говорит правителю и его ближайшему окружению: «А король-то голый», и происходит революция.