СОСТОЯЛОСЬ ЛИ ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО В РОССИИ?

Опубликовано: Состоялось ли гражданское общество в России? (Материалы «круглого стола») //  Социология власти.  - 2006. - №4. - С.73-105.

Материалы «круглого стола». Извлечение.

5 апреля 2006 г. В Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации прошел «круглый стол» по теме «Состо­ялось ли гражданское общество в России?». Организаторами обсуждения выступили журнал «Социологические исследования», Социологический центр РАГС, кафедра социологии РАГС, вестник «Социология власти» РАГС.

Для участников был подготовлен материал, содержащий результаты со­циологического исследования, проведенного Социологическим центром РАГС в ноябре 2005 г.[1].

Открыли и вели заседание «круглого стола» директор Социологического центра, заведующий кафедрой социологии РАГС, главный редактор вестни­ка «Социология власти» доктор философских наук, профессор В.Э.Бойков, и главный редактор журнала «Социологические исследования», член-кор­респондент РАН, доктор философских наук, профессор Ж.Т.Тощенко.

Для обсуждения были предложены следующие проблемы:

Существует ли взаимодействие между государственной властью и граж­данским обществом на федеральном и региональном уровне?

Как используются институты гражданского общества в России?

Каковы перспективы осуществления реформы самоуправления в рос­сийском обществе?

В обсуждении проблем приняли участие: В.К.Егоров – президент-ректор РАГС, заведующий кафедрой теории и практики культуры, доктор философс­ких наук, профессор; В.К.Левашов – заведующий отделом стратегических и социально-политических исследований ИСПИ РАН, доктор социологичес­ких наук; И.Д.Жук – депутат Московской областной думы; С.В.Туманов – директор Социологического центра МГУ им. М.В.Ломоносова, доктор фило­софских наук, профессор; О.Ф.Шабров – заместитель заведующего кафед­рой политологии и политического управления РАГС, доктор политических на­ук, профессор; И.Г.Яковлев – директор научно-исследовательского центра Московского городского университета правительства Москвы; Г.И.Марчен­ко – кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ им. М.В.Ломоносова; В.И.Патрушев – доктор социологических наук, профес­сор РГСУ; В.Ю.Леденева – кандидат социологических наук, доцент кафедры социологии РАГС; О.А.Митрошенков – заведующий сектором Социологиче­ского центра РАГС, доктор философских наук, профессор; другие специалисты.

[с.73]

Шабров О.Ф., доктор политических наук, профессор, заместитель заведующего кафедрой политологии и политического управления РАГС

Постановка вопроса, как она звучит сегодня на «круглом столе», состоялось ли гражданское общество в России, для меня несколько необычна. Вопрос о том, есть ли гражданское общество, по-моему, не стоит никогда, пока есть государство. Если его нет, то тогда о чем пи­сал Гегель? Маркс о чем писал, когда говорил о виде гражданского общества в условиях монархии немецкой, прусской? О чем писал то­гда Ключевский, анализируя гражданское общество в Руси XII в., или Карамзин, который сравнивал гражданское общество наполеонов­ской Германии с гражданским обществом в России при Екатерине II?

Нам нужно быть более строгими в понятиях. Я не собираюсь всту­пать в понятийную дискуссию, я просто обозначу свою позицию.

Для меня гражданское общество – это сфера самоорганизации, в отличие от государства, где существуют другие отношения – верти­кальные отношения в сфере управления в обществе в целом. Если это сфера самоорганизации, то здесь я согласен с С.В.Тумановым, его нельзя строить, все, кто из государственного аппарата собира­ется строить (а у нас есть любители построить гражданское общест­во), могут породить только искусственные конструкции типа «Единой России», не знаю, почему у нас относят ее к числу партий. И возни­кает тогда, действительно, не гражданское общество, а некие симулякры, видимость некой конструкции, которая к самоорганизации никакого отношения не имеет. Но именно сфера самоорганизации обеспечивает потенциальную возможность развития любой систе­мы управления, стабильность и условия для сферы самоорганиза­ции в любой живой системе.

И поэтому возникает вопрос о первом условии нормального функционирования гражданского общества. Можно говорить о том, какое гражданское общество, насколько оно сформировалось как система, а это предполагает, во-первых, структурирование, система –

[88]

это структура. И, во-вторых, это выполнение основной функции систе­мы и качества, основная функция сферы самоорганизации – обес­печение развития, порождение новых форм, которых прежде не бы­ло. Если это есть, значит, оно сформировалось как целостность. Ко­нечно, как целостность наше гражданское общество далеко оттого состояния, которое способно обеспечить России устойчивое разви­тие. Но чтобы оно было способным для этого, государство должно выполнять, вообще говоря, единственную функцию по отношению к гражданскому обществу: обнести себя «красными флажками» и не позволять чиновнику лезть туда, где развитие должно осуществлять­ся путем самоорганизации. Ничего страшного, если кто-то пропла­тил Комитет солдатских матерей, самоорганизации в человеческом обществе в полном смысле быть не может. Главное, чтобы по отно­шению к государству это была самоорганизация, чтобы не государ­ство формировало.

Если мы таким образом ставим вопрос и рассматриваем пробле­му в России, тогда должны сказать, что гражданское общество может развиваться и нормально функционировать только в условиях пра­вового государства. Что значат эти «красные флажки», за которые чи­новник на полшага не должен заступать? Это и есть правовое госуда­рство. В законе записано, что это я могу сделать, а это не могу, и все.

Проблема правового государства, правового сознания стала пред­метом недавнего исследования, которое мы провели совместно с дру­гими членами нашей кафедры по программе ТАСИС, подписанной Го­сударственной Думой. Некоторые результаты опубликованы вчера в «Российской газете» на 12-й полосе.

Один из вопросов был поставлен так: «Кто прежде всего наруша­ет трудовые, социальные, гражданские права населения?». Мы по­лучили следующее ранжирование. На первом месте у нас оказалась сложившаяся система власти. На втором месте – суды, потом – пре­ступники. Вы понимаете? Оценка работы судов: почти половина ре­спондентов считает, что судьи коррумпированы; 46% считают, что суд делает то, что ему скажет власть; судьями управляют богатые и т. д. 16% определили, что судьи руководствуются законом и только зако­ном. Это правоохранительная система, та самая, которая обязана сле­дить за соблюдением наших прав. Я сейчас не беру проблему закон­ности, другие проблемы, но очень проблематична устойчивость власти с этой ситуации. Эти результаты показывают, что государство вторгает­ся в сферу прав и свобод человека, в сферу гражданского общества, туда, где мы от государства не должны зависеть. С этой точки зрения мы сегодня совершенно не готовы к разговору. Да, гражданское об­щество состоялось еще в XII в. как минимум, об этом гражданском обществе писал Ключевский, именно на Руси. Но вопрос: какое оно

[89]

и способно ли оно, как сфера самоорганизации, выполнять функцию обеспечения развития общественной системы? Я думаю, нет.

Сегодняшний разговор и обозначенные проблемы местного само­управления – это тоже один из важных элементов самоорганизации гражданского общества. Если оно действительно отделено от госуда­рства, тогда это элемент гражданского общества. Но если государ­ство различными путями, и недофинансированием, и определенны­ми противоречиями в законодательстве не выйдет из этой сферы, значит, у нас нормального самоуправления не будет. И это не зави­сит от областной думы и любой другой. Государство должно себе обозначить, что это решаем не мы, чиновники, это решают гражда­не сами, и они должны иметь для этого, естественно, свои средства.

Гражданское общество обладает колоссальным потенциалом, это потенциал самоорганизации, потому что именно там действуют за­коны синергетики, в отличие от сферы управления. Но гражданское общество не способно государство создать, оно способно только го­сударство разрушить, такое бывало в истории, в том числе и России. Нужна определенная степень ответственности и определенная прог­ностическая возможность сделать так, чтобы это неструктурирован­ное гражданское общество не разрушило государство.

Мы приступаем к очередному избирательному циклу, понятно, что многие этим обеспокоены. В самом деле, гражданское общество, с одной стороны, противостоит государству как сфера самоорганиза­ции противостоит сфере управления. Но зрелое гражданское обще­ство – как раз та сила, которая способна обеспечить устойчивость существующей государственной власти, как это ни парадоксально. И в его отсутствие возможно что угодно «оранжевое»; тут ситуация совершенно непредсказуемая, именно в связи с тем, что действую­щие партии являются фактически симулякрами. Сегодня они есть, сегодня они сильные, они обеспечивают себе поддержку избирателя, а что будет завтра, трудно сказать.

Левашов В.К.

У меня и у вас прозвучал вопрос отношений гражданского обще­ства и государства, диалектики этих отношений. Вы сказали о том, что гражданское общество способно разрушить государство. Не счи­таете ли вы, что оно призвано своей главной функцией, действитель­но, обеспечить его устойчивость через минимизацию его функций? В этом, может быть, как раз и есть функция гражданского общества, чтобы постепенно отбирать у государства те функции, которые давят и разрушают само гражданское общество?

[90]

Шабров О.Ф.

Думаю, здесь нет противоречия. Гражданское общество способно обеспечить устойчивость государства, в том числе за счет того, о чем вы говорите. Но сформировать новое оно не может; оно не может сконструировать правовое государство, само гражданское общество правовое государство нам не сконструирует. То, что есть, оно может разрушить.

[91]



[1] Результаты исследования, а также некоторые аналитические материалы и статьи опубликованы в вестнике «Социология власти». 2005. №6.