Независимая газета

02.09.2008

  |  нг-политика

Олег Шабров

Нас боятся как детей со спичками

Об авторе: Олег Шабров - заведующий кафедрой политологии и политического управления Российской академии госслужбы.

Когда заходит речь о нелюбви к какой-то стране, имеют в виду самые разные вещи. Собственно о любви речь, разумеется, не идет, но и вывод о том, что Россию не любят, делают исходя из оценок ее конкурентоспособности в сфере туризма, мнений о роли в мире, степени демократии... Все это не одно и то же.

Наиболее стабильные основы взаимоотношений народов близость культур и опыт истории. Труднее всего поссорить нас, конечно же, с братьями-славянами, составляющими основу населения Украины и Белоруссии. В этом главная причина упорного стремления белорусов держаться ближе к России. Здесь же причина внутреннего размежевания Украины, с чем не могут не считаться политики. Вкупе с биэтническим составом значительной части семей, проживающих на востоке и юге страны, это превращает тягу ее нынешнего руководства к НАТО в серьезное испытание для целостности Украины. История связывает нас и со многими другими народами.

Но, как известно, нельзя бесконечно эксплуатировать прошлое, выстраивая даже обыденные отношения между людьми. Тем более что в нем всегда найдется место не только благодарности, но и обидам. А каждая новая обида напоминает о старых. Увязывая цену на газ с результатами выборов в Украине, мы создали благоприятный фон для темы голодомора, так же как демонстративная поддержка Виктора Януковича накануне выборов напомнила времена советской кадровой политики.

Отношение к нам белорусов не улучшилось за годы политических маневров вокруг Союзного государства, особенно после предложения присоединиться к России на правах семи субъектов Федерации. «Газовое давление», как и в случае с Украиной, не ослабило политических позиций Александра Лукашенко, зато и не прибавило дружеских чувств к нам среди населения.

Вообще не только в бывших союзных республиках, но и во многих странах, бывших «под опекой» Советского Союза в биполярном мире, дистанцирование от них России в 90-е годы было воспринято как предательство. Объявив себя правопреемницей СССР, наша страна не распространила преемственность на сферу межгосударственных отношений и примкнула к США, объявив поддержку бывших друзей обременительной для себя. И только в последние годы нашей элите возвращается понимание того, что в международных делах за дружбу надо платить. И деньгами, и военно-политической поддержкой. Военный конфликт с Грузией продемонстрировал это особенно наглядно. Разумеется, событие это воспринято в мире неоднозначно и общественные мнения поляризовались. Но, думается, одним из важных результатов этих событий станет рост числа сторонников России в странах, традиционно рассчитывающих на нашу поддержку.

Другой глубинной причиной трудностей во взаимопонимании является специфика нашей культуры, наш анархизм, хорошо раскрытый Николаем Бердяевым. «Умом Россию не понять»... Звучит красиво. Но для рационального западного человека, ориентированного на закон, в этих словах заключена и пугающая непредсказуемость. Мы для них непонятные «азиаты» с ядерным оружием, мы опасны как дети со спичками.

Но мы и не азиаты тоже, и даже не кавказцы, для которых характерна верность традициям, жестко регламентирующим поведение. Нет у нас присущего традиционному обществу почитания старшего, семьи, гостя... А потому здесь мы воспринимаемся просто как не слишком достойные уважения. Ну как могут относиться в традиционном обществе к стране, где государственные мужи открыто связывали успех реформ с вымиранием старшего поколения, а молодежь им с пониманием внимала?

Этот конфликт культур стимулируется и на уровне обыденного общения, ставшего более массовым с падением железного занавеса. Не думаю, что нас стали больше «любить» после пьяных выходок Бориса Ельцина. Или после шокировавшего в прошлом году европейцев поведения наших миллиардеров Владимира Потанина и Михаила Прохорова в компании губернатора Тверской области Дмитрия Зеленина в Куршевеле. Соответствующие «стандарты поведения», к сожалению, тиражируются и средним российским туристом. Не случайно в европейском туризме появились и становятся все более популярными «туры без русских».

Ну и, разумеется, общественное мнение любой страны формируется под влиянием политической и бизнесэлит. Важны при этом и реальная политика, и ее предъявление средствами массовой информации. О первом нередко забывают, а напрасно. Лучшее свидетельство тому – преимущественно негативное отношение в мире к политике США вопреки их колоссальным расходам на зарубежную пропаганду. Россия, не заявляющая столь наглядно свои претензии на мировое господство, дает иные поводы для обид. К перечисленным выше следует добавить недостаток объективности при отстаивании интересов отечественных корпораций. Конфликты вокруг нефтегазовых проектов на Сахалине, компании ТНК-BP и другие, вне зависимости от их истинной сути, снижают не только инвестиционную привлекательность, но и уровень симпатий к России в глазах зарубежного обывателя.

Но это не умаляет значения пропаганды. Военный конфликт в Грузии обнажил проблему внешнеполитической информации. Информационную войну мы, думается, проиграли. Хорошо, что наше политическое руководство в последнее время стало больше внимания уделять имиджу страны. Но имеющиеся пока проекты – спутниковый телеканал Russia Today, ежемесячный журнал Russia Profile, а также ежеквартальный журнал Russia! – вряд ли радикально изменят ситуацию. Это одна из сфер, где следовало бы внимательнее присмотреться к опыту СССР.

Главное же, в чем Россия уступает Советскому Союзу с точки зрения имиджа, это отсутствие привлекательного проекта. Был ли коммунизм мифом или реальной перспективой, это был вдохновляющий проект, завороживший значительную часть планеты. В современной России идеологическая конструкция такого масштаба пока не вызрела. А без нее рассчитывать на мировое признание и жаркую «любовь» не приходится.

 

Находится в каталоге Апорт

Союз образовательных сайтов

SpyLOG