Политическая элита и общество

Опубликовано: Шабров О.Ф. Политическая элита и общество // Реформа. − 1995. − №4. – С.11-12.

Ключевые характеристики государственного управления − степень его эффективности и стабильности. То и другое зависит от множества обстоятельств, совокупность которых достаточно полно раскрывается в трех определяющих аспектах: отношения между политической элитой и обществом, отношения на элитарном уровне и отношения в гражданском обществе.

Государственное управление есть не что иное, как взаимодействие политической элиты и общества. Первая выступает в качестве совокупного субъекта, который формулирует цели и реализует их через государственные механизмы, второе – в качестве управляемого объекта. И все было бы просто, если бы существование и развитие этого объекта, как, впрочем, и любого другого, не было связано с необходимостью следовать определенным объективным законам, отменить которые никакая элита не в силах.

Среди многочисленных социально-политических факторов, с которыми сегодня в России нельзя не считаться, следует выделить два основных: переходное состояние общества и значительная дистанция, отделяющая от него политическую элиту. Второе обстоятельство во многом определяется тем, что инициатива перемен исходит главным образом от элиты. Ситуация типична для «революции сверху». Происходит кардинальное изменение структуры гражданского общества, формирование новых классов – частных собственников и их наемных работников. Это – переход в качественно новое состояние, что и означает революцию с точки зрения диалектической логики.

Такого рода революция в условиях современной России может быть осуществлена только сверху, поскольку в самом обществе еще не созрели социальные силы, способные взять инициативу на себя или хотя бы однозначно и мощно поддержать в этом элиту. Собственно, социальная сторона предпринимаемой модернизации России в том и состоит, чтобы эти классы создать.

Непомерное разбухание чиновнического сословия и усиление его всепроникающего влияния служат дополнительным отчуждающим фактором в отношениях элиты и общества. Более того, в зависимость от чиновника естественным образом попал и тот самый предприниматель, в поддержке которого нуждается курс правящей элиты. Наивно было бы рассматривать широкое распространение коррупции как случайность или результат ошибок и недоброй воли отдельных лиц.

В отчуждении общества от власти появился новый характерный оттенок. Если в доперестроечные времена его источником была главным образом элита, сознательно или в силу своего положения в политической системе отстранявшая простых людей от власти, то теперь сами эти люди, разочарованные, чуждаются участия в политике.

Отсюда не следует делать напрашивающегося, казалось бы, упрощенного вывода, что проблема отчуждения может быть решена со сменой элит. Сегодня общество испытывает недоверие к власти вообще, в принципе.

В России только формируется новое гражданское общество. Оно еще не созрело настолько, чтобы поставить под контроль действия элиты и контрэлиты, которые, со своей стороны, не заинтересованы в таком контроле, не стремятся к нему. В результате возникает уникальная ситуация: основная политическая борьба происходит в социальном вакууме.

С этим, прежде всего, связана своеобразная политическая аранжировка государственного управления страной. Элита может проводить надстроечные преобразования, затрагивающие жизненные интересы большинства, устраивать вооруженные «разборки» в своих рядах, не слишком опасаясь социального взрыва или хотя бы существенного укрепления социальных позиций своих политических оппонентов. Это, естественно, является для нее «плюсом».

Но природа любит равновесие. Та же ситуация порождает и весьма существенный «минус». В социальном вакууме проще меряться силами с политической оппозицией и принимать задуманные решения, нежели затем эти решения претворять в жизнь. Отсюда – слабая эффективность управления страной, в том числе – успех реформ на уровне политических решений при одновременной их «пробуксовке» в исполнении. Здесь же – одна из существенных причин напряженности в отношениях федерального центра с региональными элитами, испытывающими на себе более ощутимое давление со стороны населения.

Чтобы управление любой страной стало эффективным, нужен определенный минимум согласия между управляющими и управляемыми. Ни один режим, демократический или авторитарный, не может быть устойчивым и не осуществит поставленных целей, если он не имеет достаточно мощной поддержки в обществе. Мерой такого согласия является легитимность.

ЛЕГИТИМАЦИЯ ВЛАСТИ

Российская политическая элита остро нуждается в признании обществом ее целей, а также режима и лидеров, способных эти цели осуществить. Она стоит перед необходимостью доказать преимущество и жизнеспособность либеральных идеологических ценностей в российских условиях, их соответствие нормам морали и придать этим ценностям юридическую форму, отразить их в нормах права. Первые две задачи представляют наибольшую сложность.

Для России характерно сегодня отсутствие общепризнанных идеологических ценностей. Общественное сознание находится в состоянии ломки. Одни стереотипы и мифы утратили привлекательность, другие – ее не обрели. Это делает легитимацию власти по отношению к идеологическим нормам проблемой номер один.

Более того, реализация либеральных идей на данном этапе влечет за собой нарушение многих нравственных норм. Здесь и проблема пенсионеров, оставшихся после десятилетий честного труда без средств к достойному человека существованию, и неравные возможности молодежи, и криминализация общества, и оттеснение на вторые роли гуманитарных сфер, образования, медицины, науки.

Если нынешней элите удастся в ближайшее время продемонстрировать преимущество либеральных принципов в экономике, то общество примет их и признает в качестве легитимных. Если нет, может восторжествовать иная система ценностей, основанная на отрицании обоих испробованных им вариантов. Такие системы ценностей существуют и предлагаются различными партиями в качестве альтернативных направлений реформы.

В конечном же счете, вопрос о том, какие идеологические ценности возьмут верх – либеральные, монархические, социалистические, национал-патриотические, – будет решаться в экономике. Та идея, которая обеспечит экономический рост, будет признана обществом в качестве духовного ориентира. И наоборот, идеи и политические отношения, тормозящие экономическое развитие, не дающие простора инициативе производителя, будут отторгнуты.

Как всякая молодая политическая элита, российская элита склонна к юридическому романтизму. Она питает иллюзию, будто, добившись в какой-то момент решающего превосходства, она может легитимировать свои цели, закрепив их юридически. Преувеличивается и значение процедурной стороны демократии. Отсюда – надежды на принятие новой конституции референдумом. спешка с выборами в новые законодательные органы. Однако вряд ли следует ожидать, что без решения глубинных проблем эти кампании сделают власть более легитимной, а политическую ситуацию – стабильной.

Власть становится легитимной, когда идеологическая, моральная и правовая компоненты ее нормативной основы гармонично сочетаются друг с другом. В нынешней ситуации это вряд ли возможно.

Второй срез проблемы: единство легитимизации идеологической, структурной и персональной.

Не имея возможности надежно легитимироваться ни на идеологическом, ни на структурном уровне, элита делает упор на персональный уровень легитимации. Используется одна и та же простая схема: через легитимацию лидера – легитимация режима и с помощью этого режима – осуществление реформ в рамках заданной идеологической парадигмы. Это отвечает российскому менталитету: расчет на хорошего царя, мессию, освободителя. Но подыгрывать этой архаичной стороне политической культуры небезопасно. Можно ли предугадать, кто завтра заступит на пост мессии?

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ

Легитимация не может не порождать конфликт. В условиях нынешней России это проявляется в недоверии населения к институтам власти вообще, политической апатии, правовом нигилизме. Отчуждение, существующее между элитой и обществом, находит выражение и в странном, на первый взгляд, несоответствии остроты внутриэлитных конфликтов и спокойствия в обществе, граничащего с равнодушием. Острого социального конфликта не наблюдается.

В России проблема легитимности делает политический конфликт проблемой управления.

Связь между конфликтом и управлением многогранна. Само управление всегда конфликт. Развиваться он может различными способами: мирно и конструктивно, обеспечивая последовательное развитие системы, либо разрастаясь до масштабов сокрушительного антагонизма. В последнем случае способ преодоления конфликта может оказаться губительным для самой политической элиты как субъекта неэффективного управления и для всей общественной системы.

Социальный конфликт может носить и управляемый характер, быть своеобразным объектом управления. Более того, в своих нормальных проявлениях адекватный состоянию системы конфликт необходим. В этом случае он приобретает значение противоречия, служащего источником ее развития. Регулирование классовых отношений в развитых странах Запада посредством механизмов социального партнерства позволяет, например, вводить конфликт между работодателем и наемным работником в конструктивное русло.

Реконструкцию гражданского общества в России также можно рассматривать как попытку управления конфликтом такого рода. Но здесь задача ставится по-иному – первоначально необходимо этот конфликт создать, сформировав класс частных предпринимателей. С возникающим при этом конфликтом и связывается расчет на придание динамизма экономическому развитию. Каким окажется новый класс и какой по остроте и характеру конфликт он принесет с собой, прогнозировать сложно. Ясно одно: без установления более тесных связей между политической элитой и внеэлитными группами процесс воспроизводства нового для нашего общества конфликта, формы и характер его проявления будут по-прежнему неуправляемы.

Однако при формировании и использовании конфликта нельзя не учитывать побочные последствия. Речь идет, в частности, об эффекте «раскачивания лодки». Конфликт бывает нетрудно создать, но сложнее от него избавиться. Непрекращающиеся столкновения на почве межнациональных и межэтнических противоречий, распад СССР – наглядные тому подтверждения.

Социальный и политический конфликты – не только объект и средство, но и важные факторы управления. Факторы при некоторых условиях нежелательные, в долгосрочном отношении – делающие управление неэффективным. Одно из таких условий – политизация социальных отношений, подмена зачастую не существующего социального конфликта конфликтом политическим, вовлекающим в силовое противостояние элит широкую общественность. Чем острее и многообразнее такого рода конфликты, чем более широкие слои общества в него вовлечены, тем менее благоприятны условия достижения созидательных целей.

Стабилизация власти и управления в России возможна лишь на пути становления реальных демократических механизмов, которые подчинили бы политическую элиту гражданскому обществу. Только при этом условии политический конфликт станет средством урегулирования конфликта социального, а не источником нагнетания в обществе политических страстей.

Пока все решается на элитарном уровне, трудно предсказать конкретное развитие событий. Ясно одно: предстоит борьба и ужесточение ее форм. В ближайшее время нестабильность обещает нарастать. Попытки найти решение этой проблемы в установлении авторитарного режима даже на либеральной идеологической основе натолкнутся на сопротивление региональных элит, части отечественно ориентированных предпринимателей, прежде всего из числа промышленников, и тем более левых. В качестве реакции на авторитарные амбиции Центра не исключена возможность дезинтеграции России либо, при благоприятных условиях, существенное ограничение функций федеральных властей в сочетании с предоставлением им чрезвычайных полномочий в пределах этих функций и делегированием значительной части атрибутов и функций государственной власти на места.

Можно предвидеть также, что дальнейшая эскалация экономического спада и связанного с ним ухудшения материального положения основной части граждан уже в скором времени выведет общество из состояния политической апатии. И тогда конструктивный выход из положения и политическая стабильность окажутся в зависимости от наличия и эффективности признаваемых обществом демократических механизмов волеизъявления народа. В том и состоит сегодня главная опасность наметившихся в России авторитарных тенденций, что, не видя способов решить свои насущные проблемы через институты публичной власти, утратив веру в такую возможность, массы в который уж раз прибегнут к средствам народного бунта.

Вот два условия, выполнение которых необходимо в первую очередь для того, чтобы начался, наконец, устойчивый и согласованный процесс движения по пути общественного прогресса: установление реального контроля общества за его политической элитой, иными словами, демократии, и местное самоуправление. В конечном же счете в России утвердится у власти и будет признана как легитимная та политическая элита, которая обеспечит эффективное управление государством, остановит экономический спад и создаст условия для роста благосостояния людей.