Пространство легитимности и специфика легитимации политической власти в России

Опубликовано: Шабров О.Ф. Пространство легитимности и специфика легитимации политической власти в России // Материалы XXXIII Международной конференции "Информационные технологии в науке, социологии, экономике и бизнесе" //  Открытое образование. - 2006. - Приложение. - С.132-134.

Space of legitimacy and specificity of legitimation political power in Russia

Legitimacy (a recognition of power lawful) is the integrated parameter describing the attitude of a society to political power. A society forms this attitude, correlating displays of political power with base social values: ideological, legal and moral. The political power, in turn, consists of three levels: ideological, structural and personal. At last, the estimation of political power is given with own people and the world community. In result we receive a three-dimensional space of legitimacy which axes are sources of legitimacy, structure of political power and zones of legitimacy. Consideration of a political situation in Russia in this space results in a conclusion: developed conditions are adverse for legitimation of Russian political power.

Пространство легитимности и специфика легитимации политической власти в России

Всякая власть, не только политическая, стремится предстать в глазах подвластных как правомерная. Иначе трудно рассчитывать на эффективность властвования: в условиях противодействия, открытого или скрытого неповиновения власть становится малоэффективной и неустойчивой. Недаром еще Никколо Макиавелли учил его светлость Лоренцо Медичи: «…Государь должен внушать страх таким образом, чтобы, если не приобрести любви, то хотя бы избежать ненависти…»1.  Современный образец макиавеллизма, уже в глобальном контексте, дает гарвардский профессор Дж.Най, противопоставляющий грубой военной силе в международных отношениях (hard power) власть гибкую, основанную на принятии другими сторонами ценностей властвующего субъекта (soft power)2. Без добровольного согласия подвластных властвование становится неустойчивым и со временем все более эфемерным.

Вот почему столь важен интегральный параметр, характеризующий отношение общества к власти, - легитимность, понимаемая как признание власти правомерной. Свое отношение к власти общество формирует, соотнося ее проявления с базовыми социальными ценностями. Всю совокупность такого рода ценностей, из которых складывается нормативная основа политики, можно условно разбить на три основные компоненты. И если согласиться с тем, что источником власти является народ, то эти три компоненты можно назвать тремя источниками легитимности:

·         Идеологический, - содержит установки, ориентированные на интересы лишь части общества, но именно той части, с которой оно связывает свои перспективы. Идеологические ценности отражают существующее неравенство, но в них закреплен мало осознаваемый общественный договор о «социальном партнерстве». Не имеющие, например, средств производства (или государственных должностей, или принадлежащие низшим сословиям) соглашаются с тем, что это есть у других, за что эти другие соглашаются обеспечивать их существование на исторически приемлемом уровне.

·         Правовой, – отражает потребность общества в правилах игры, в государственном регулировании отношений между сторонами общественного договора о «социальном партнерстве». И заключается еще один негласный общественный договор – на этот раз в классическом смысле, по Ж.-Ж.Руссо, закрепляющий сложившееся неравенство силой государственного принуждения.

·         Нравственный, - содержащий установки общечеловеческого характера: не укради, не обмани, не убий.

Позиции власти устойчивы, когда она легитимна во всех этих трех компонентах. Это – одна из сложностей легитимации власти в условиях всякой общественной трансформации. В условиях же кризиса, когда общество переходит их одного состояния в другое не плавно, а скачком и под впечатлением надвигающейся катастрофы, процесс отражения, формирования ценностей не поспевает за изменяющейся реальностью. Прежние ценности переосмысливаются, вытесняются в неосознаваемое, а на их место приходят новые, наслаиваясь на старые, – и в этой динамичной ситуации происходит нарушение внутренней непротиворечивости самих норм.

Имеет свою структуру и оцениваемая обществом политическая власть. Естественно рассматривать ее как единство субъекта, цели и средства. Субъекты – это осуществляющие власть лидеры, цели представляют собой идеологию власти, а средство – это ее структура, режим. Обществу небезразлично, кто ведет его, куда ведет и как. Различают, соответственно, и три уровня легитимности: персональный, идеологический, структурный. Чтобы власть была вполне легитимной, необходимо, чтобы общество признало правомерными ее цели, режим и лидеров, соотнеся их с общепринятыми нормами идеологии, права и морали.


Наконец, о правомерности данной политической власти судят не только в собственной стране, но и за ее пределами. Различают поэтому легитимность внутреннюю и внешнюю.

Итак, анализ легитимности должен осуществляться по трем основаниям. Первое дает ответ на вопрос о зонах легитимности – кто судит о ней: собственный народ или международное сообщество. Второе – как судит, с чем сравнивает, каковы критерии: социальные ценности, компоненты или источники легитимности. И третье – о чем судит, из чего складывается у людей представление о политической власти: ее структура, уровни легитимности.

Возникающее таким образом пространство легитимности (схема 1) не только дает представление о ее структуре, но и может служить хорошим подспорьем для формирования стратегии легитимации (и делегитимации) власти3. Проблему легитимности можно наглядно представить как состоящую из 18 подпроблем, отраженных на схеме как ячейки пространства. К примеру, ячейка A3B2C1 отображает легитимность режима по отношению к правовым ценностям собственного народа. Вторая же выделенная ячейка, A1B3C2, – это персональная легитимность по отношению к нравственным ценностям мирового сообщества.

Чтобы власть была полностью легитимной, необходимо, чтобы общество - собственной страны и международное сообщество - признало правомерными ее цели, режим и лидеров, соотнеся их с общепринятыми нормами идеологии, права и морали. В реальной политической практике этого, разумеется, не бывает. Можно говорить лишь о степени легитимности в каждой из этих компонентов и в целом.

Признание или непризнание власти правомерной является одной из определяющих сторон отношения общества к существующей власти. У каждого народа существуют при этом свои, присущие только ему устойчивые стереотипы отношения к политической власти вообще, составляющие сердцевину его политической культуры. Имеет свои особенности и политическая культура России. К числу свойственных ей специфических черт можно отнести три, наглядно проявившиеся в последние годы и оказывающие существенное влияние на процесс политической трансформации:

·         доминирующее значение нравственных ценностей в структуре источников легитимности;

·         восприятие власти, прежде всего, через ее персональный уровень;

·         чувствительность оценок власти обществом к мнению мирового сообщества.

Именно с персонального уровня и по нравственному основанию начался процесс делегитимации советского политического режима в 80-е годы прошлого столетия. Стареющие члены Политбюро ЦК КПСС, пользующаяся привилегиями номенклатура, растущие проявления аппетитов партийно-советской верхушки, удовлетворяемых сомнительными способами за счет государства и населения, - все это подорвало доверие к советским лидерам. В условиях же России делегитимация власти на ее персональном уровне не могла не перекинуться дальше, на уровень структурный, поставив под вопрос правомерность политического режима. Лозунг гуманного демократического социализма из уст относительно молодого, энергичного, говорящего без бумажки М.Горбачева, ознаменовавший начало перехода от авторитаризма к демократии, упал на подготовленную почву. И только спустя годы была поставлена под сомнение и цель, идеология власти - идеи социализма стали вытесняться требованиями либерализации экономики. Тот же путь прошел и процесс легитимации новой власти: от восхождения нового лидера, Б.Ельцина (персональный уровень легитимации) к принятию в 1993 году демократической Конституции РФ (структурный уровень) и, наконец, к наиболее сложному этапу - легитимации на идеологическом уровне, - не завершившемуся по сей день.

Значимость нравственного компонента в структуре источников легитимности для нашего общества рельефно проступает при сопоставлении реакции на «дело Б.Клинтона» в США и «дело Ю.Скуратова» в России. В обоих случаях проблема легитимности государственных деятелей возникла в результате получивших огласку нарушений нравственных норм. Но если судьба бывшего американского президента решалась в пределах правового пространства вопреки требованиям морали, то судьба бывшего Генерального прокурора России, наоборот, фактически была решена с помощью противоправных апелляций к морали.

Взаимосвязь внешней и внутренней легитимности в России тоже имеет специфику. Зависимость внутренней легитимности от внешнего признания имеет здесь глубокие исторические корни. В силу своего геополитического положения Россия издревле была вынуждена жить с оглядкой на внешнее окружение и заручаться поддержкой одних стран в противостоянии с другими. В сочетании с присущей российскому обществу долей пассионарности обстоятельство это проявляется неоднозначно. В 90-е годы XX столетия поддержка западных стран (наподобие ярлыка на великое княжение от ханов Золотой Орды) являлась существенным аргументом в борьбе за власть и служила ее упрочению. Нередко, наоборот, конфронтация с сильными мировыми державами служит фактором мобилизации общества вокруг политической власти. В обоих случаях влияние внешнего фактора используется как средство внутренней легитимации.

Выводы. В преддверии нового избирательного цикла в России сложились условия, неблагоприятные для политической власти с точки зрения легитимности. Идеологические и правовые ценности традиционно не являются основными источниками легитимности, оценка же власти по критериям нравственности при условии ее общепризнанной коррумпированности вряд ли может быть высокой. Индифферентное к целям (идеологии) власти, общество скептически оценивает практически все его институты, что несет в себе предпосылки недоверия к политическому режиму. Устойчивость российской власти обеспечена, главным образом, на персональном уровне. Но здесь общественное доверие сфокусировано практически целиком на фигуре В.Путина, что делает политическую стабильность весьма чувствительной к возможной смене лидера.

Литература

[1] Макиавелли Н. Государь. – М.: Планета, 1990. - С.50.

[2] См.: Най Дж.С. Гибкая власть: как добиться успеха в мировой политике. - Н., 2006. - С.31.

[3] См.: Шабров О.Ф. Политическое управление: проблема стабильности и развития. - М., 1997. - С.143.