Перспективы мирового либерализма

Опубликовано: Перспективы мирового либерализма // Русский интеллектуальный клуб: Стенограммы заседаний и другие материалы. Кн. 5 / Под науч. ред. И.М.Ильинского. - М.: Социум, 2007. – С.95 – 168.

Материалы «круглого стола». Извлечение.

Двенадцатое заседание

17 марта 2005 года,

Московский гуманитарный университет

Тема: «Перспективы мирового либерализма»

Присутствуют:

Члены Русского интеллектуального клуба

Зиновьев Александр Александрович — Президент Русского интеллектуального клуба, доктор философских наук, профессор.

Ильинский Игорь Михайлович — ректор Московского гуманитарного университета, вице-президент Русского интеллектуального клуба, доктор философских наук, профессор.

Михайлов Игорь Алексеевич — вице-президент Русского интеллектуального клуба, политический обозреватель «Голоса России», политолог и публицист.

Болдырев Юрий Юрьевич — член Русского интеллектуального клуба.

Журавлев Юрий Иванович — академик РАН, доктор физико-математических наук, профессор, член Испанской королевской академии, директор Института кибернетики РАН, лауреат Ленинской премии.

Катульский Евгений Данилович — проректор по научной и издательской работе Московского гуманитарного университета, доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.

Луков Валерий Андреевич — заместитель ректора по научной работе, директор Института гуманитарных исследований МосГУ, доктор философских наук, профессор, академик Международной академии наук.

[c.97]

Луков Владимир Андреевич — декан факультета научно-педагогических кадров, главный научный сотрудник Института гуманитарных исследований МосГУ, доктор филологических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.

Межуев Вадим Михайлович — главный научный сотрудник Института философии РАН, профессор МосГУ, доктор философских наук, профессор.

Серебрянников Владимир Васильевич — заместитель руководителя Центра социологии национальной безопасности Института социально-политических исследований РАН, доктор философских наук, профессор, генерал-лейтенант запаса, действительный член Академии политической науки.

Шершнев Леонид Иванович — президент Фонда национальной и международной безопасности, главный редактор журнала «Безопасность», эксперт Государственной Думы и Совета Федерации РФ по безопасности, генерал-майор запаса.

Эксперты по теме обсуждения:

Гайдар Егор Тимурович — директор Института экономики переходного периода, доктор экономических наук.

Булаков Олег Николаевич — декан юридического факультета, заведующий кафедрой государственно-правовых дисциплин Московского гуманитарного университета, доктор юридических наук.

Гусейнов Абдусалам Абдулкеримович — академик РАН, заместитель директора Института философии РАН.

Долженко Олег Владимирович — главный редактор журнала «Alma mater: Вестник высшей школы», доктор философских наук, профессор.

Ледяев Валерий Георгиевич — председатель отделения Российской ассоциации политической науки, профессор кафедры социальной и политической философии МосГУ, доктор философских наук, профессор, доктор политики (Манчестер).

Митрошенков Олег Александрович — заведующий сектором Социологического центра Российской академии государственной службы при Президенте РФ, доктор философских наук, профессор.

Новицкий Иван Юрьевич — депутат, председатель Комиссии по землеустройству Московской городской Думы, кандидат биологических наук.

Сивков Константин Валентинович — специалист Российского центра военно-стратегических исследований Генерального штаба

[c.98]

Вооруженных Сил РФ, доктор военных наук, капитан 1-го ранга, академик Академии военных наук.

Чиркин Вениамин Евгеньевич — главный научный сотрудник Института государства и права РАН, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, заслуженный юрист РФ.

Шабров Олег Федорович — заместитель заведующего кафедрой политологии и политического управления Российской академии государственной службы при Президенте РФ, доктор политических наук, профессор, академик Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка.

Шендрик Анатолий Иванович — заведующий кафедрой культурологии Московского гуманитарного университета, доктор социологических наук, профессор, секретарь ЦК ВКПБ.

[c.99]

А.А.Зиновьев

Слово предоставляется Шаброву Олегу Федоровичу, заместителю заведующего кафедрой политологии и политического управления Российской академии государственной службы при Президенте РФ, доктору политических наук, профессору, академику Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка.

О.Ф.Шабров

Либерализм, понимаемый как идейное течение, основанное на принципе свободы индивида, сам по себе внутренне противоречив, и в России это проявляется особенно наглядно. Считается, что в России победила либеральная революция. Что принесла ее победа людям? Свободнее ли стало большинство людей, оказавшееся на нижних этажах социальной лестницы? По данным журнала «Форбс», Россия вышла на второе после США место в мире по числу миллиардеров. Можно было бы порадоваться за наших флагманов либерализма, как радуемся, к примеру, успехам наших российских футболистов, если бы при этом по среднему уровню доходов на душу населения место России не было ниже сотого. Согласно оценкам Всемирного банка, 17,8 процентов россиян в прошлом году жили ниже официальной черты бедности, определяемой в 2451 рубль (!) в месяц. На Западе не всегда даже дают себе отчет в том, что у нас происходит. Там искренне считают, например, семью нашего профессора вполне обеспеченной, и на детей «остепененных» родителей не распространяются их адресованные нам социальные программы в сфере образования.

Дело здесь не только в очевидной несправедливости и асоциальности сложившейся ситуации: в конце концов, либерализм предполагает приоритет личного над общим, что порождает область противоречия между «я» и «мы», в которой личный интерес доминирует над требованиями общего блага и нормами морали. Главное, что при таком имущественном неравенстве существенный экономический рост становится нереальным, а либеральные преобразования в сфере экономики - все менее совместимыми с либерализмом в политике. Нищета вообще слабо согласуется с демократией. В нынешних же условиях, когда все акты либерализации - реформа ЖКХ, налоговые реформы, приватизация государственного имущества, «монетизация» натуральных форм социальной поддержки и т.п. - ведут к дальнейшему ухудшению материального положения значительных слоев населения и реализуются фактически за их счет, авторам реформ становится все труднее рассчитывать на электоральную поддержку населения. Отсюда - движение в сторону «управляемой демократии», принявшее откровенные формы после 2000 года.

История убедительно свидетельствует: когда либералам приходится делать выбор между политическими свободами и свободой предпринимательства, выбор делается не в пользу первых. Наиболее яркий пример, в очередной раз подтвердивший в прошлом столетии эту непреложную истину, дал пиночетовский переворот в Чили. Общепризнанный флагман мирового либерального движения, Соединенные Штаты Америки, однозначно предпочел демократическому, демократически и законно избранному режиму Сальвадора Альенде, начавшему социалистические преобразования в экономике, беспощадную военную диктатуру.

В России две эти составляющие либеральной идеи - экономическая и политическая - реализуются и взаимодействуют в особых условиях. Одна из особенностей российского национального характера состоит в стремлении к свободе духа. Только тот, кто совершенно не понимает и очень не любит российский народ, может, подобно апостолу российского либерализма Б.Березовскому, рассуждать о его рабской ментальности. Русский человек готов сносить притеснения со стороны государства и экономический гнет вовсе не из рабской своей натуры, а, наоборот, в силу ее созерцательности, из-за пренебрежения к государственному принуждению как несущественному и чуждому. Эту сторону отношения русского к государству точно подметил Н.Бердяев, писавший об анархической устремленности нашего народа, о русской вольнице, трактуемой как о физическом или духовном уходе из государства. В этом, а не в рабской натуре справедливо видел он источник наблюдаемого в российской истории противоречия между покорностью государству и анархичностью, любовью к вольности. Вот почему применительно к России либеральная идея должна рассматриваться шире, чем на Запада, как триада индивидуальных свобод - политической, экономической и духовной. И судьба либерализма в России зависит от того, как реализуется третья его составляющая.

В этом видится одно из главных обстоятельств, противостоящих нашим либерал-реформаторам. Они не смогли продуцировать главное для консолидации России - духовную составляющую реформ. Сами по себе идеи демократии и свободы предпринимательства воспринимаются у нас как механизм, как средство достижения цели, но не как сама цель. Ход же реформ постоянно демонстрирует не просто отсутствие идеала, но все возрастающие духовные и нравственные издержки. Пока реализация либеральных идей влечет за собой нарушение многих нравственных норм. Здесь и проблема пенсионеров, оставшихся после десятилетий честного труда без средств к достойному человека существованию, и неравные возможности молодежи, и криминализация общества, и оттеснение на вторые роли гуманитарных сфер, образования, медицины, науки. Мощной антирекламой либерализма стала демонстрация бездуховности по каналам электронных СМИ.

До тех пор, пока носители либеральных идей столь навязчиво демонстрируют собственную духовную нищету и так настойчиво пытаются ограничить условия духовного развития общества, рассчитывать на то, что либеральные ценности овладеют российскими массами, не приходится.

Другое обстоятельство, которое следует иметь в виду, связано с принципиальными пределами возможности воспроизведения желаемых результатов в общественных системах. В определенных исторических условиях, в конкретных общественных системах идеи либерализма продемонстрировали продуктивность в качестве идеологического основания экономических и политических конструкций. Но можно ли воспроизвести аналогичный результат в России сегодня?

Известно: для воспроизведения результата требуется повторение начальных и граничных условий. Не зря подмечено: история повторяется в виде фарса. Любые попытки повторения пройденного заведомо не дадут былого результата. Это в равной мере касается и попыток воспроизведения в России рыночных моделей двухсотлетней давности, и копирования в наших условиях западных политических конструкций, и надежд на возврат советского прошлого. Чтобы либеральные начала экономического и политического устройства дали тот же эффект, какой мы наблюдаем, в частности, на примере США, нужно хотя бы в общих чертах вернуть те условия, в которых они начинали. Это - слабое, основанное на конфедеративных началах государство, мануфактура в экономике, неисчерпаемые природные ресурсы (начальные условия) и возможность изолированного развития (граничные условия).

Ничего этого в современном мире давно уже нет и быть не может. Уровень внешних угроз сегодня таков, что ни одна страна (США в том числе) уже не может позволить себе иметь слабое государство без риска быть поглощенной мировым окружением. Мануфактурная организация производства явно не отвечает запросам современных технологий, а экономические пространства давно вышли за пределы государственных границ. Естественно поэтому, что либеральный плач по свободной от государственного влияния экономике воспринимается сегодня обществом как прозападная позиция, не отвечающая национальным интересам. Тем самым либерализм объективно смыкается с «западничеством» и создает благоприятные условия для усиления позиций «почвенников». Патриотическая доминанта в современном идеологическом дизайне возникла не на пустом месте. На это обстоятельство не смог не среагировать и Б.Березовский, который в своем «Манифесте российского либерализма» неожиданным образом приобщил себя к числу патриотов в качестве «патриота-либерала» в противовес «патриотам-государственникам».

Надо учесть и специфику российских условий. Приоритет общего над частным имеет здесь глубокие исторические корни и возник не случайно. Характер российского народа ковался в условиях жесткой борьбы за выживание и с воинственными племенами, и с неблагоприятными природными условиями. Возникшая на этой основе ментальность породила ту способность русского человека терпеливо сносить жизненные невзгоды и жертвовать собой, которая позволила ему преодолеть немало испытаний, в том числе и в новейшей истории. Это невозможно искоренить. Да и нужно ли? Человечество стоит в преддверии таких испытаний, для преодоления которых эти свойства российского характера могут опять сыграть решающую роль. Вновь могут оказаться пророческими слова Л.Карсавина, еще в 20-е годы связывавшего с судьбами России “выход европейской культуры из переживаемого ею индивидуалистического кризиса, выход или смерть” (Карсавин Л. Основы // Евразийство: Мысли о России. - Тверь, 1992. - С.11.).

Либеральная идея имеет плохие шансы прижиться на российской почве, прогноз для ее перспектив пессимистический. Потому она и оказалась так плохо совместимой с демократией. Но именно это служит одним из важных оснований для оптимистического прогноза в отношении перспективы самой России. Спасибо.

 

Находится в каталоге Апорт

Союз образовательных сайтов

SpyLOG