Мнения о прошлом, настоящем и будущем России

Опубликовано: Мнения о настоящем, прошлом и будущем России (Материалы круглого стола) // Социология власти. - 2008. - №2. - С.27 - 50.

Материалы «круглого стола». Извлечение.

19 декабря 2007 года в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации прошел «круглый стол» по теме «Мнения о прошлом, настоящем и будущем Рос­сии». Организаторами обсуждения выступили журнал «Социоло­гические исследования», Социологический центр РАГС, кафедра социологии РАГС, журнал РАГС «Социология власти».

Для участников был подготовлен материал, содержащий ре­зультаты социологического исследования, проведенного Социоло­гическим центром РАГС в ноябре 2007 года.

Открыли и вели заседание «круглого стола» проректор РАГС по научной работе - директор Института научных исследований и информации, доктор юридических наук, профессор И.Н.Барциц и директор Социологического центра, заведующий кафедрой со­циологии РАГС, главный редактор журнала «Социология власти» доктор философских наук, профессор В.Э. Бойков.

Для обсуждения были предложены следующие проблемы:

-     какие уроки следует извлечь из исторического прошлого Рос­сии?

-     какой может быть политическая система российского обще­ства в результате выборов Государственной Думы в декабре 2007 года и выборов Президента в марте 2008 года?

-     какой путь развития российского общества наиболее прием­лем?

В обсуждении приняли участие: И.Н.Барциц - проректор РАГС по научной работе - директор Института научных исследований и информации, доктор юридических наук, профессор; B.C.Комаровский - доктор философских наук, профессор кафедры политоло­гии и политического управления РАГС; В.И.Меркушин - кандидат исторических наук, доцент кафедры социологии РАГС; О.А.Митрошенков - доктор философских наук, профессор, заместитель директора научно-исследовательского центра Московского город­ского университета Правительства Москвы; Р.Г.Пихоя - заведую­щий кафедрой истории российской государственности РАГС, доктор исторических наук, профессор; В.Д.Попов - заведующий кафед­рой информационной политики РАГС, доктор философских наук, профессор; О.Ф.Шабров - доктор политических наук, профес­сор, заведующий кафедрой политологии и политического управления РАГС; В.Н.Шевченко - доктор философских наук, профессор кафедры философии РАГС; А.И.Шендрик - заведующий кафедрой культурологии МосГУ, доктор социологических наук, профессор; другие специалисты.

[c.27]

Шабров О.Ф., доктор политических наук, профессор

Обсуждаемая проблема, так или иначе, выводит на политику, и это хорошо продемонстрировал Рудольф Германович. Но я начну с патриотизма. Нельзя не согласиться с мнением Владимира Эриховича, заметившего, что патриотизм в современной России существует больше на кончике языка и не особенно проявляется в действии. Патриотизм - это чувство, и как любое чувство он проявляются не в ответах на вопросы, а в действиях, поступках, прежде всего, в критических ситуациях.

То, что мы наблюдаем сегодня, говорит скорее о том, что высокого патриотического чувства российский народ, в основной своей части, не испытывает. И ключевая проблема видится в ослаблении чувства национальной идентичности. Ведь патриотическое чувство - это любовь к собственной нации, понимаемой, разумеется, не как этнос, а как нация-государство, страна. Любить страну, не идентифицируя себя с ней, невозможно. По сути дела, любовь -

[c.44]

это и есть чувство идентичности. Быть идентичным России, значит, сопереживать тем, кто на Дальнем Востоке остаются зимой без тепла. Испытывать боль за тех, кто гибнет и пропадает без вести в Чечне. Причем не только в составе федеральных войск, но и за чеченцев - тоже граждан нашей страны. Воспринимать, как собственное, униженное положение обобранных пенсионеров.

Когда же притуплено чувство сопереживания за происходящее на территории страны, сопереживания тем людям, которые живут в одном с нами государстве, тогда, по всей видимости, трудно ожидать и проявления любви к Отечеству, как к целому, т.е. быть патриотом.

В России проблема идентичности непосредственно связана с проблемой политической власти. Народ наш разбросан по территории, объединяет много конфессий и этносов, так что чувству идентичности возникнуть здесь крайне непросто. Потому, видимо, национальная идентичность исторически формировалась у нас опосредованно, через идентичность с политической властью. Только через общность с властью, признаваемой правомерной в силу традиции или харизмы лидеров, российский человек может ощутить себя и частью общности национальной.

Характеризуя политический режим, основное внимание уделяют, как правило, наличию партий, избирательным механизмам, СМИ. Это действительно важные стороны проблемы, но ими дело не исчерпывается. Есть характеристики, которыми иногда можно, наверное, и пренебречь, но только не в сегодняшней России.

Прежде всего, я имею в виду соотношение политического влияния партий и групп давления. В России сегодня партии как институт политической обратной связи играют существенно менее значимую политическую роль, чем последовательно и целенаправленно формируемые крупнейшие национальные корпорации. Об этой тенденции заявил в свое время Андрей Илларионов, излишне, быть может, драматизировав ситуацию, однобоко ее интерпретировав, но тенденция-то, тем не менее, есть: в России давно уже обозначилось движение к корпоративистскому государству.

На Западе эта тенденция тоже существует, и многие европейские демократии характеризуются как корпоративистские, ведь влияние групп давления там больше, чем влияние партий. Это - Швеция, Голландия, Швейцария и другие государства, реализующие политику социального партнерства. Но там партийные системы функционируют иначе.

[c.45]

В России же корпоративистская тенденция реализуется в сочетании с другой - с завершающимся процессом формирования картельной партийной системы. Это целенаправленный процесс, суть которого заключается в государственном патронаже партийного строительства. Мы наблюдаем, как за явным преимуществом на политической сцене остаются только партии, патронируемые государством. В первую очередь, это, разумеется, «Единая Россия» и «Справедливая» Россия. КПРФ и ЛДПР в меньшей степени, но тоже вполне картельные партии, и мера их успеха в значительной степени определяется степенью благосклонности государственного Олимпа.

Понятно, что картельная партия как институт политической обратной связи малоэффективна. Лишь в отведенных ей пределах она действует в интересах своего избирателя, социальной группы. Партия же власти по определению находится скорее на стороне власти, нежели избирателя. Такая партийная система больше работает как механизм реализации политической власти, а не политической обратной связи.

Образовавшееся в России сочетание двух тенденций - корпоративистской и картельной - создают плохо прогнозируемую ситуацию. Понятно, что это уже не тот корпоративизм, что в современной Европе. Вне зависимости от оценки оптимальности такого политического устройства, необходимо признать, что европейский вариант в наших условиях пока нереален. Для его осуществления нужна нормальная партийная система, для которой, в свою очередь, должна сформироваться и устояться социальная структура общества. У нас же в ее отсутствие все происходит наоборот: партии формируются на пустом месте и претендуют на выражение интересов социальных слоев, которых еще, по сути дела, нет. Корпоративный же интерес сформировался быстро и, естественно, возобладал над социальным.

Одна из возникающих при этом многочисленных проблем является проблема идентичности. Может ли в такой конфигурации формирующийся политический режим приобрести те сакральные черты, которые дали бы возможность обществу реидентифицировать себя как Россия, как целое, а гражданину - почувствовать себя патриотом, любящим Родину, как это бывало всегда, когда политическая власть исполняла свою сакральную роль? Это серьезная проблема, от решения которой зависит не только эффективность власти, но и целостность России.

[c.46]

Пока же доверие к власти держится на единственной персоналии - Владимире Путине, которому доверяют сегодня, по данным ФОМ, около 70% наших сограждан. При этом всем известен уровень доверия к российским партиям, Государственной Думе и Совету Федерации: его крайне низкие значения не раз фиксировались по результатам исследований Социологического центра РАГС. Популярных персоналий единицы, а институциональный потенциал легитимности крайне низок.

Все это свидетельствует о неустойчивости политической ситуации, потому и прогнозировать трудно. Существуют тенденции, негативно сказывающиеся на становлении государственно-политических институтов в России. Эти тенденции объективны и не во всем зависят от субъективных интересов политических персоналий, хотя и субъективный интерес тоже не следует исключать: без него ничто в политике не происходит. Результат же будет зависеть от реальной политики той власти, которая сформируется по итогам президентских выборов, и в значительной степени от того, в какой степени она сможет сыграть роль символа российской национальной идентичности.

[c.47]

 

Находится в каталоге Апорт

Союз образовательных сайтов

SpyLOG