Социальное разнообразие

как фактор эффективной политики в современном мире

Опубликовано: Шабров О.Ф. Социальное разнообразие как фактор эффективной политики в современном мире // Тезисы докладов. V Всероссийский конгресс политологов «Изменения в политике и политика изменений: Стратегии, институты, акторы». Москва, 20-22 ноября 2009 г. - М.: Российская ассоциация политической науки, 2009. - С. 462-464.

При оценке возможности эффективного управления важно учитывать параметр, характеризующий любую систему, - степень ее разнообразия. Этот показатель вполне применим к системам социальной природы и помогает понять пределы возможностей и эффективности политической власти и управления.

Будем понимать под разнообразием системы число реально существующих различных ее элементов, их состояний и связей между ними. Математически эта общая идея может быть конкретизирована различными способами, но вне зависимости от конкретной математической формы и численного результата она может быть эффективно использована для качественного исследования процессов, протекающих в общественных системах, в том числе процессов управления и власти, условий и пределов их эффективности.

Одна из фундаментальных проблем, с которыми сталкиваются современные общественные системы, - соотношение управления и самоорганизации. Низкая степень разнообразия искусственных систем, возникающих как результат управления, по сравнению с системами, возникающими эволюционным путем, в процессе самоорганизации существенно ограничивает их способность реагировать на изменения внешней среды. Для них справедлив так называемый «принцип хрупкости хорошего» - чем сложнее организация системы, тем более вероятна потеря устойчивости. Это делает искусственные системы неустойчивыми, требующими от человека больших затрат на поддержание в работоспособном состоянии, неспособными к самовоспроизводству.

Отсюда следует весьма важное обстоятельство. Механизм управления, будучи системой искусственной, не может порождать новые устойчивые формы более высокого порядка. Этой способностью обладает только механизм самоорганизации. А значит, именно в нем, прежде всего, заложен потенциал развития. Не следует, однако, преуменьшать и роль управления: оно, прежде всего, обеспечивает сохранение и стабильность системы, в том числе и новых порождений самоорганизации.

Применительно к общественным системам, обществу в целом, где сфера управления есть государство, а сферой самоорганизации является гражданское общество, это означает, что развитие обеспечивается функционированием гражданского общества, а государство ответственно за стабильность. Поиск истины в дихотомии «рыночная - плановая» представляется наивным и оторванным от жизни. Нужно и то и другое.

Существует, однако, еще одну обстоятельство, ставящее предел эффективности власти и управления не только в мировых, но и в национальных масштабах. Это - закон необходимого разнообразия, впервые сформулированный У.Эшби[1]: для достижения целей управления разнообразие управляющей подсистемы должно быть не меньшим, чем разнообразие, которым располагает управляемая подсистема. Всякий раз, когда возникает несоответствие между устаревшим государственным управлением и возросшей степенью разнообразия сферы его ответственности, происходит неизбежная утрата эффективности власти.

В совокупности два этих принципа ставят предел эффективности государственного управления вообще. Приведенная схема (рис., где R степень разнообразия управляющей подсистемы, Е эффективность управления) иллюстрирует совместное действие двух принципов: необходимого разнообразия и хрупкости хорошего. При заданной степени разнообразия (r1) управляемой подсистемы рост степени разнообразия управляющей подсистемы ведет к повышению эффективности управления в соответствии с принципом необходимого разнообразия (кривая I) при одновременном снижении эффективности из-за действия принципа хрупкости хорошего (кривая II): с ростом степени разнообразия управляющая подсистема усложняется и утрачивает устойчивость. В точке r1 (степени разнообразия субъекта и объекта равны) эффективность управления равна нулю, а при R < r1 приобретает отрицательный знак: субъект управления превращается в управляемый объект (если, конечно, объект по природе своей способен управлять). Существует также точка r3 степень разнообразия, превышение которой ведет к дестабилизации управляющей подсистемы из-за ее чрезмерной сложности, так что и при R > r3 управление утрачивает эффективность. На пересечении этих кривых (при степени разнообразия равной r2) неустойчивость органов управления делает дальнейший рост разнообразия проблематичным.

Иными словами, существует вполне определенный диапазон разнообразий управляющей подсистемы (r1 < R < r3), за пределами которого управление в принципе эффективным быть не может. При этом значение r3 определяется свойствами управляющей подсистемы, а значение r1 является характеристикой управляемого объекта. Чем выше степень разнообразия управляемой подсистемы (r1), тем уже диапазон эффективного управления. Наконец, в ситуации r1 > r3, когда степень разнообразия управляемого объекта выше точки нестабильности субъекта, управление не может быть эффективным ни при каких условиях.

Проблема состоит в том, что по мере развития общественных систем сложность степень их разнообразия лавинообразно нарастает. Точка r1 неумолимо и в ускоренном темпе смещается вправо. Диапазон эффективного управления сокращается. Единственный выход видится в сокращении сферы управляемого, передаче все более широкого круга вопросов в ведение гражданского общества.

 

Находится в каталоге Апорт

Союз образовательных сайтов

SpyLOG

 



[1] Эшби У.Р. Введение в кибернетику. - М, 1959. - С. 294.