Официальный сайт РАГС                      Кафедра политологии и политического управления |                             На главную страницу

Заключение

Подведем краткий итог. Читатель, проследовавший за автором от начала и до конца этого небольшого исследования, возможно, обнаружил, что предложенное ему понимание контроля существенно отличается от того представления, которое он имел до сих пор. Если же содержащиеся здесь доводы показались ему достаточно вескими, то столь же значительным изменениям подверглись, по-видимому, и его собственные взгляды. Тогда мы имеем очередное убедительное подтверждение того, насколько обманчивыми могут быть обыденные представления.

В нашем случае источник заблуждения установить нетрудно. Старое понимание контроля десятилетиями обслуживало административно-командную систему управления и укоренилось в общественном сознании как необходимый атрибут социализма. Мы имеем здесь дело с типичным примером подмены понятий, совершенной в годы становления и упрочения культа личности И.В.Сталина. В такого рода подмене – одна из причин, порождающих парадокс современной критики сталинизма: многие радикально настроенные обществоведы, отвергая его на уровне обыденного сознания, в теории продолжают следовать Сталиным же созданной иллюзии тождества его взглядов с марксизмом-ленинизмом. Отождествляя советский строй периода культа личности и застоя с социализмом, а сталинизм – с марксистско-ленинским учением, они ставят под сомнение теорию научного коммунизма как таковую.

Это – небезобидное заблуждение. На примере контроля читатель имел возможность убедиться, что в вопросе о демократии В.И.Ленин шел намного дальше многих сегодняшних, в том числе и наиболее решительных, сторонников демократизации советского общества, ищущих образец демократизма на Западе. Контроль трудящихся за всеми без исключения учреждениями государственной власти – на это не решалась еще ни одна буржуазная демократия.

Наш слух ласкают сегодня совсем недавно казавшиеся такими чуждыми слова: парламент, импичмент, президент... Оно и понятно: при нынешних порядках для нас и буржуазная демократия – благо. Но мы-то ждем, что перестройка выведет страну к подлинному социализму. Так разве ничем не отличается социалистическая демократия от буржуазной?

В ленинских работах мы находим вполне определенный и логичный ответ на этот вопрос. Отличие есть. Это – контроль трудящихся за всеми своими представителями, признание и применение права отзыва избирателями своих выборных, выборность и сменяемость всех должностных лиц по первому требованию избирателей. Только при таком условии Советы, по мнению В.И.Ленина, могут рассчитывать на незыблемость собственной власти, ибо «никогда своих Советов, ими выбранных, ими созданных, ими контролируемых и проверяемых, ни рабочие, ни солдаты, ни крестьяне никому и никакому учреждению не отдадут»[1]. И это не умозрительная конструкция, а требование, вытекающее из экономической природы социализма, из специфики его базиса.

На протяжении всей истории цивилизованного человечества действовала общая закономерность: класс, владевший средствами производства, держал под контролем и политическую власть в обществе. Случайно ли это? Думается, нет. Государство всегда служило и служит теперь орудием принуждения в руках тех или иных социальных сил, объединенных экономическим интересом. Контроль этих сил над государственной властью – условие ее стабильности.

До сих пор стабильность власти в советском обществе обеспечивалась практически беспредельным контролем бюрократии. Сегодня ее могущество пошатнулось. Какая сила поставит наше государство под контроль завтра? Система буржуазной демократии, не имеющая механизма организованного контроля снизу, наилучшим образом отвечает условиям контроля ее стороны капитала. Ныне в стране есть немало владельцев довольно крупных состояний, но они пока вряд ли представляют собой силу, способную подчинить государство. А буржуазная демократия без буржуазии стабильной быть не может. Что это действительно так, свидетельствует эскалация конфликтов в нашей стране, падение авторитета государственной власти. В данной ситуации, в отсутствие контроля снизу эти процессы представляются закономерными и создают условия, в которых бюрократизация управления на новом уровне, свертывание демократии станут неизбежными.

Социализм стоит на общенародной собственности, и ему соответствует такая политическая система, при которой государственная власть подконтрольна всем трудящимся. Контроль снизу – единственный способ обеспечить социалистическую собственность не как юридическую норму, а как свершившийся факт. В таком контроле видится главный источник стабильности государственной власти при социализме.

Тем и определяется важность обращения к ленинской концепции социалистического контроля именно сегодня. Это, возможно, освободило бы нас от многих иллюзий, уберегло бы от поспешных решений. Популярной, к примеру, становится в последнее время идея избрания президента прямым голосованием. Ее сторонники исходят из привлекательного своей жизнеспособностью механизма ряда буржуазных демократий. Но есть ведь и другие примеры. Некоторые буржуазные страны успешно развиваются и в условиях монархии. Не учредить ли и нам у себя должность королевы?

Преимущество существующих буржуазных демократий видится прежде всего не в том или ином демократическом механизме, а в их адекватности господствующей форме собственности, в реальном и эффективном контроле буржуазии за государством. Нам же следовало бы, по логике вещей, позаботиться о контроле наших ассоциированных собственников – трудящихся. Противовесом власти здесь может служить не единоличная фигура президента, от выборов до выборов фактически неподконтрольная обществу, а подлинно народный контроль.

Анализируя положение, сложившееся в нашем обществе к середине 80-х годов, советские обществоведы применяют к нему ленинскую методологию оценки революционной ситуации[2]. Во всяком случае, управлять по-старому действительно стало невозможно. Наш анализ дает, думается, основание для вывода о том, что одной из главных причин кризисных явлений стало грубое нарушение ленинских принципов социалистического контроля. Лишившись канала обратной связи в 30-е годы, утратив самоконтроль и не восстановив его должным образом после разоблачения культа личности И.В.Сталина, политическая система советского общества утратила и способность гибко реагировать на изменения в условиях управления.

Естественно, что накопившиеся за такой период объективные изменения и субъективные ошибки привели к недопустимому рассогласованию системы управления, проявившемуся в конце концов в его полной неэффективности. Необходимой гарантией от повторения подобного в будущем является, по нашему мнению, контроль снизу.

Народный контроль должен стать действенным средством выявления назревших вопросов и формой вовлечения масс в самоуправление. Последовательное решение этой задачи и есть обеспечение надежной обратной связи в механизме социалистического управления, одна из гарантий успешного завершения, необратимости начатой в советском обществе перестройки.

[1] Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т.35. С.292-293.

[2] См., например: Варламов К.И. Революционный характер перестройки // Правда. 1966. 23 сент.